RU  UK  EN
Статьи  >  Насладись  >  Муза, приди! Рецепты великих писателей

Муза, приди! Рецепты великих писателей

Что нужно сделать, чтобы поймать музу или настроиться на творческий лад? «Слушать классическую музыку, употреблять больше антиоксидантов, которые способствуют работе мозга, или попросту чаще гулять на свежем воздухе», – ответите вы. А вот и нет! Многие из великих мастеров пера думали по-другому и искали вдохновение порой в совсем необъяснимых вещах.

То, что необычно для среднестатистического человека, вполне естественно для творческого. Вот представьте, если бы, к примеру, рядовой бухгалтер, делая отчет, сидел с опущенными в таз с холодной водой ногами, а повар составлял меню в обнаженном виде… Безусловно, их бы считали, как минимум, странными, а возможно, и вовсе отправили бы на принудительный осмотр. Но если поставить на их место кого-то из креативных – все вроде бы не так уж и нелепо. Так какой же рецепт вдохновения вывели известные писатели?

Кто знает, имели ли бы возможность школьники и студенты разбираться в судьбах Наташи Ростовой и Пьера Безухова, перечитывая «Войну и мир», не будь в России таких суровых зим. Где тут связь? Все дело в том, что Лев Толстой, чтобы настроиться на творческую волну, любил порубить дровец, а потом еще и привозил на санях воду из колодца. «Не царское это дело», – подумают многие, учитывая, что Толстой имел дворянское происхождение. Но сам литератор считал по-другому и без этого ежедневного ритуала к писательству не приступал.

Известно, что многим творческим людям не хватает усидчивости. Видимо, подобное случалось и с Эмилем Золя, который во время работы обязательно привязывал себя к стулу (неплохая идея для любителей постоянно отвлекаться). А вот у рьяного защитника человеческой личности Фридриха Шиллера усидеть на месте получалось, но лишь тогда, когда его ноги были погружены в таз с холодной водой или льдом.

Однако действительно уникальной стала еще одна  писательская привычка  автора. Он не мог творить, если на его рабочем столе не лежали гнилые яблоки. Гете, друг Шиллера, рассказывал, как однажды  пришел в гости к Фридриху и, ожидая писателя в его кабинете, почувствовал резкий приступ тошноты, вызванный ужасным запахом. Пытаясь определить его причину, он открыл один из ящиков письменного стола и увидел гору подпорченных фруктов. На просьбу убрать это безобразие слуги ответили категорическим отказом, объяснив, что иначе хозяин не сможет творить.

Разделял шиллеровскую любовь к прохладе и француз Оноре де Бальзак. Когда писал, обязательно садился за стол с босыми ногами. Говорят, полы в его доме были очень холодными. Хотя, возможно, в случае с Бальзаком тепловой  баланс его организма поддерживало употребление кофе, ведь писатель выпивал около 15 чашек в день. Так что, кроме чернил, рукописи с его текстами были украшены еще и коричневыми разводами. Больше этот напиток любил только главный философ-просветитель ХVIII века, к слову, тоже француз – Вольтер, который, особенно в период обострения творчества, выпивал за день более 50 чашек кофе. И это, кстати, не помешало ему дожить до весьма солидного возраста – 83 лет. 

Любил побаловать себя напитком бодрости за работой и автор знаменитого «Завтрака у Тиффани» Трумен Капоте. Правда, потом утренний кофе медленно превращался в кофе с коньяком, затем в вино, вино в мартини и так далее... Видимо, поэтому писатель предпочитал творить лежа и даже называл себя не иначе как «горизонтальным автором». 

Творческие странности имели и оба представителя семьи Дюма. Отец писал только на листах правильной квадратной формы. Он немедленно прекращал свою работу, если такая бумага заканчивалась. Александр Дюма-сын имел совершенно другие пристрастия, хоть и менее необычные. Перед тем, как начать излагать свои мысли на бумаге, ему нравилось хорошенько поесть… И опять ничего удивительного, скажете вы. Но нет, трапеза при этом обязательно должна была быть не меньше чем пятикратной.  И после написания всего нескольких страниц процедура могла повторяться. Понятное дело, все это сказывалось на его фигуре, ведь Дюма-младший был довольно упитанным. Хорошо, что тогда еще не существовало Макдональдса, а то кто знает, хватало ли бы у известного француза времени на работу, будь вокруг столько вкусняшек.

Женщины-писательницы хоть и не так часто славятся своими странными повадками, но все же бывает. Одним из таких примеров можно считать Шарлотту Бронте. Для  настроя на творческий лад она выбрала вполне дамское занятие – попросту чистила картофель. Пожалуй, за время написания романа «Джейн Эйр» количеством начищенного овоща можно было бы накормить целую роту солдат. 

Но, наверное, никто не похвастается такими экстравагантными привычками, как опять-таки французский (ох уж эти французы!) классик Виктор Гюго. Мало кто может представить, что автор знаменитого «Собора Парижской Богоматери» практически все свои произведения писал в обнаженном виде. Он приказывал слуге забрать его одежду и не возвращать, пока не будет готово определенное количество страниц. 

Сам прозаик считал это своеобразным самошантажом. Пока не напишешь – никуда не пойдешь, ведь негоже автору серьезных романов разгуливать по парижским улицам голышом. Нам, современным людям, более предусмотрительным в этом плане, можно только удивляться скудной фантазии известных литераторов. Ведь даже если вас раздеть догола, отключить Интернет, телефон и выбросить телевизор, в доме найдется множество интереснейших и важнейших занятий, отвлекающих от дела! Например, можно часами всматриваться в окно, раздумывать над вопросами миграции королевских пингвинов, пересчитывать количество полосок на обоях или еще раз убеждаться в симметрии собственного лица, глядя в зеркало. Удивительно, как при таком изобилии отвлекающих моментов мы находим время для работы.

Иллюстрации Александра Заднепряного,

специально для OUTLOOK

Вам это будет интересно:
Пальчики оближешь: Что вас ждет за кулисами лучших кухонь мира
Давайте вспомним самое необычное блюдо, которое вам представился случай испробовать? Что это будет за еда, вам решать. Немного экзотики; те самые насекомые, которые мы слабо можем представить в качестве ингредиента; странный напиток с горьковатым привкусом; неожиданное сочетание горького и кислого… У каждого есть свой незабываемый опыт в этом отношении. А мы сегодня поговорим об интересных и необычных шеф-поварах мира – да еще и без привязки к эпохе. Любителям истории посвящается.
Пришел, увидел, построил. Шедевры Джованни Лоренцо Бернини
Бывает, посмотришь на открытку с изображением города и сразу понимаешь, что на ней Киев, Париж, Рим или родной поселок. И это вовсе не заслуга твоего учителя географии, а непосильный труд мастеров, руками которых создавались знакомые всем шедевры архитектуры. Сегодня мы вспоминаем итальянского покорителя мрамора Джованни Лоренцо Бернини.
Знай наших: Серж Лифарь
Знаменитый француз родом из Украины в детстве был голубоглазым мечтателем. Однажды все его помыслы претворились в жизнь. К чему бы он ни стремился, все давалось легко, словно удача навеки сделала его своим любимчиком. Пение в хоре, артистический талант и, наконец, балет. Серж Лифарь не только покорил мировые подмостки и снискал заслуженную славу. Он возродил французский балет как таковой и ввел понятия, ставшие основой неоклассицизма.
Искусство Патрика Кабрала: бумага как символ хрупкости мира
Независимый художник родом из Филиппин Патрик Кабрал завоёвывает мир своими необычными арт-работами. Его творения – это новаторство, сочетающее в себе вековые традиции каллиграфии и суперсовременные 3D-технологии. Его искусство - способ изменить мир к лучшему как посредством эстетики, так и путем выполнения социальной миссии.
ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ: Питер Хег: «Нет никакого дна, есть только вечное падение»
Питер Хег – датский писатель, философ-лирик. Его называют отшельником, ведь появляется на светских мероприятиях он крайне редко - чтобы представить новую книгу. Затворнический образ жизни привел к тому, что на родине образ Питера Хега овеян легендами. В интервью OUTLOOK Питер Хег рассказал о том, как создаются новые произведения, что скрывается за видимым аскетизмом писателя, и поделился представлениями о мире и человеке.
На чемоданах: Олег Борщевский
Олег Борщевский – известный режиссер, сценарист и клипмейкер. Среди его работ – клипы для «Потапа и Насти», группы «НеАнгелы», «Бумбокс», NIKITA, Марии Бурмаки, Тони Матвиенко и многих других. В милой беседе он вспомнил самые интересные места на карте мира, в которых побывал, поразмышлял о таинствах путешествий и рассказал о личных разочарованиях.
Пабло Пикассо: Поэт для своей эпохи
О Пикассо как о самобытном художнике, графике и скульпторе нам в некоторой степени известно все или почти все. А между тем, другие его ипостаси задвинуты на второй план. Илья Эренбург однажды очень кратко описал отношения Пабло Пикассо с его эпохой: «20-й век нашел в нем своего эксперта по динамитам, своего философа, своего поэта».
Перфекционизм – дело ювелирное...
Грустные глаза старика за окном внимательно следили за революционным пожаром, охватившим Петроград. Огонь распространился на дело всей его жизни – горделивое четырехэтажное здание задыхалось от крикливых комиссаров и матросов, присутствие которых казалось грубой шуткой после прежних посетителей.
Великие кривые Фриденсрайха Хундертвассера
Он выдумал свое имя, чтобы не походить ни на кого другого. Бунт его индивидуальности стал основой для огромного творческого наследия, а архитектура – продемонстрировала возможность совмещать экологичность и современные технологии. Сегодня говорим о величайшем Фриденсрайхе Хундертвассере.
ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ с режиссером Дороном Пазом
OUTLOOK удалось пообщаться с израильским режиссером Дороном Пазом, который представил в Киеве свою новую работу «Иерусалим». О способе поиска вдохновения через заголовки в журнальных статьях, перспективе кинематографа в целом и о причинах весьма сдержанного отношения к критикам читайте дальше в материале!
Не только черный. Неизвестные факты о Казимире Малевиче
3 ноября 2008 года, на аукционе Sotheby’s с результатом в $60 миллионов была продана одна из самых редких работ в истории русского искусства - «Супрематическая композиция» Казимира Малевича, который до сих пор считается одним из самых трудно понимаемых художников 20 века. Будто издеваясь над публикой, так он подписывал некоторые свои ранние работы: «Содержание картин автору неизвестно». OUTLOOK надеется, что собранные нами истории, связанные с личностью и творчеством, приблизят читателей к пониманию гениального супрематиста.
Знай наших: Сергей Полунин
26 октября состоится долгожданная премьера документально-биографической картины «Танцовщик» о цене успеха, которую заплатил артист балета Сергей Полунин. Херсонец по происхождению, волею случая попадает в Королевский театр в Лондоне, где добивается оглушительного успеха, а затем исчезает из поля зрения, чтобы впоследствии снискать еще больше зрительской любви. Сегодня OUTLOOK продолжает серию материалов об успешных украинцах.
Не башней единой. Лучшие работы Густава Эйфеля
Говорят, Ги де Мопассан ненавидел Эйфелеву башню. Знаменитый писатель считал, что она уродует Париж, не принося городу никакой пользы. Тем не менее его частенько можно было встретить в уютном кафе на вершине конструкции. В таких случаях автор «Милого друга» говорил, что «только здесь проклятая башня не попадается ему на глаза…»
Управляемый хаос: архитектор Заха Хадид.
В английском языке есть замечательный неологизм, синоним успешности - «селфмэйдмэн», который можно перевести как «человек, сделавший себя». Именно таким человеком, безусловно, была знаменитый архитектор Заха Хадид. Мы расскажем о ее непростом жизненном и творческом пути ее же словами.
Шведский отшельник Ингмар Бергман
14 июля 1918 года в шведском городе Упсала родился человек, снявший более 50 картин и поставивший несколько десятков спектаклей, которые подняли планку в искусстве на практически недосягаемый уровень. Даже сегодня, пересматривая шедевры Бергмана, созданные еще полвека назад, понимаешь, что они вообще ничего не потеряли со временем...
История бренда: Жан Пату
Ему удалось уловить дерзкий дух начала двадцатого века и передать идеалы эпохи в модных изысках. Радость, скорость и легкость – если эмоции помогают продавать, то впечатления, связанные с брендом Жана Пату, будут именно такими.
История бренда: Davidoff
Он заработал свои первые песо, танцуя танго и чарльстон. Трудился сварщиком и не гнушался любого дела, чтобы собрать свой стартовый капитал. Фанатичный трудоголик, улыбчивый с клиентами и несносно требовательный к коллегам. Читайте в OUTLOOK в день рождения Зино Давидоффа о том, как подающий надежды скрипач добился для своего бренда без преувеличений королевских аудиенций.
В Киеве отпраздновали День Возрождения, Единства и поэзии Махтумкули и День Конституции Туркменистана
Посольство Туркменистана в Украине и лично Чрезвычайный и Полномочный Посол Нурберды Аманмурадов провели в Киеве торжественное мероприятие, посвященное Дню Возрождения, Единства и поэзии Махтумкули Фраги и годовщине принятия Конституции Туркменистана.
Слово – не воробей…
Слова, которые мы произносим каждый день, кажутся нам обычными и знакомыми. Даже возникает ощущение, что, например, «шофер» был всегда. Вот только маленький нюанс: самим автомобилям всего-то чуть больше ста лет… Значит, не все так просто с ежедневным лексиконом. Итак, почему бы не вспомнить интересные истории возникновения и других слов?
Болезни великих. Мигрень «по-царски»
Кажется, захворать на такие болезни простых смертных, как угревая сыпь или язва желудка, великие мира сего прямо-таки не могли. Для них более характерны психические недуги, возможно, и оставившие отпечаток в гениальности. OUTLOOK «покопался» в историях физических болезней императрицы Екатерины, мыслителя Вольтера, писателя Свифта и других известных личностей.
Закрыть
Outlook facebook page