RU  UK  EN
Статьи  >  Насладись  >  Театр Арто: жизнь в подражание искусству

Театр Арто: жизнь в подражание искусству

Приходя в Театр жестокости, человек попадает в самый центр представления: здесь все, от чего мы прячемся в повседневных заботах, – свобода и изолированность, жизнь на грани, слияние с толпой до потери себя и одинокое пребывание на вершине. Драма бытия завлекает в свои недра, отголосок трагизма захлестывает публику – и зритель, сам того не замечая, оказывается в ловушке собственного восприятия. Все это – о так называемом «крюотическом театре» (the atredecruaute), детище французского драматурга и режиссера, эксцентричного и шокирующего Антонена Арто.

Антонен Арто считал, что жестокость лежит в основе любого творчества, подразумевая под этим не кровавые спецэффекты, призванные отключить мозг аудитории, а скорее обнажение души. Арто утверждал, что акт творения возможен лишь на пересечении привычной жизни и тьмы сверхъестественного, фантазии, из лап которой непросто выбраться. По мнению драматурга, люди, захлопнувшие двери своей души и пренебрегающие тем, что близко их сердцу, могут достичь мирских вершин, но им неподвластна величина искусства. Не скрывая собственной внутренний боли и ранящих падений, Арто смог создать мощный театр, построенный на идее катарсиса – очищения через страдания. Сам Антонен Арто работал, борясь с нервными заболеваниями, галлюцинации вторгались в его сознание, но их обжигающее пламя не затронуло интеллект режиссера.

Антонен Арто: «В Европе больше никто не знает, что такое пронзительный крик»

С детства Арто воспитывали в религиозной семье, но догмы строгости душили его, вызывая депрессию. Арто пытался писать стихи, но рифмы не подчинялись ему, а слова не складывались в стройные линии. Первая детская неудача подтолкнула Антонена к мысли о том, что лишь невербальная сторона вещей достойна внимание, а слова – не более, чем тлен. Возможно, именно этот эпизод повлиял на то, что впоследствии Арто посвятил свою жизнь постановкам в стиле невысказанного мистицизма.

Фото: www.art-gamma.com

Прячась от действительности, что шла вразрез с мировосприятием Арто, юноша прибегнул к опиуму, и это переросло в длительную зависимость. В 1924 году он присоединился к кружку сюрреалистов, и здесь, в пламени горячих сердец, проявилось его нежелание смотреть на театр как на буржуазное развлечение для богатых. Арто видел в театре средство для высвобождения эмоций.

В дальнейшем на философию Арто повлияли несколько произведений искусства. Так, он остро отреагировал на картину Лукаса ван Лейдена «Лот и его дочери», приводя ее как пример насильственных изображений, которые производят неизгладимое впечатление на публику: «Кажется, там назревает драма высокого интеллектуального смысла, – как, бывает, быстро сбиваются в кучу тучи, гонимые ветром или роком, более прямолинейным, – чтобы узнать силу их скрытых молний». Второй шедевр, способствовавший определению театра жестокости, – цикл фильмов, снятых братьями Маркс в жанре «комедии абсурда»: Арто восхищался изощренным чувством юмора, утверждая: «Чтобы понять могучую, тотальную, безусловную, абсолютную оригинальность такого фильма, как «Animal Crackers», надо добавить сюда осознание чего-то тревожного и трагического, той предопределенности, которая сквозит в нем, как тень страшной болезни на абсолютно прекрасном лице». Впоследствии Арто в том же духе выскажется о театре, сравнив подлинное актерское мастерство с чумой, которая срывает маски и отражает истинную сущность души человеческой.

Крюотический театр: жестокость как акт творения

Люди, наблюдавшие за актерской игрой Арто, рассказывали о том, что каждую роль он проживал до конца, рождаясь с первыми секундами появления на сцене и умирая с последней репликой персонажа. Постановки в крюотическом театре следовали постулату, гласящему, что мир вокруг нас (и театральное отражение действительности) нуждается в изменениях. Арто видел в театре силу, способную пробудить воображение публики. А саму идею использовать жестокие образы на сцене объяснял тем, что теневая часть личность в каждом из нас жаждет освобождения. Обращение к иррациональности, которой был так увлечен Арто, тяготело к древнему мифическому перформансу, где действо напоминало ритуалы. Ставя знак равенства между тем, что происходило на сцене и в мире, Арто заявлял: «Если театр – двойник жизни, то и жизнь – двойник театра». Впрочем, Арто не тянулся к реализму: его театр отражал события, которые могли произойти лишь в бессознательном. Те личные «демоны», которые толкают добрых людей на злые поступки, выползали на сцену с ужасающей откровенностью. Противники этого метода обвиняли Арто в оккультизме и в том, что он не нес ответственности перед публикой. Воплощая архетипы подсознания, он рисковал вызволить из человеческой души старую боль или обнажить плохо зажившие раны, с которыми зритель мог не справиться.

Фото: www.art-gamma.com

Главная роль в театре Арто отдается жестикуляции и мимике. Произносимые слова не так уж важны – ведь мы часто лжем, сознательно или неосознанно, другим и самим себе, и лишь физические реакции выдают реальное положение дел. Отношение к жестам как к иероглифам, которые предстоит разгадать, Арто позаимствовал в Балинезийском театре: «Все настоящие чувства в реальности непереводимы. Выразить их означает предать смысл, а перевести – утаить чувства». Актерские техники, предлагаемые Арто, называют мощными, волнующими – и не вполне безопасными, ведь они раскрывают не самые красивые уголки души.

Вот так выглядит одно из упражнений: артистам следовало выбрать одно из понятий (жажда, желание, вожделение, страх, ненависть, гнев) – и продемонстрировать интуитивную реакцию на конкретную эмоцию. Воспроизведя эмоции вербально, Арто предлагал заглянуть вглубь актерской методики – изобразить те же состояния, но без использования слов. Допускалось создавать новые звуки, которые переводят человеческие эмоции в неодушевленные предметы, как если бы стул мог издавать скрежет от боли, а стены едва сдерживали тайны, стремящиеся наружу из тюрьмы физической оболочки.

Еще одно упражнение носило название «Два племени»: половина группы начинала ритуальное движение по кругу, воссоздавая образ проруби или колодца, исполненного живительной воды. Другие актеры входили на сцену, делая все возможное, чтобы прервать размеренный ритм. Они использовали силу голоса, воздействовали на болевые точки, чувство страха и уязвимости, которое появляется, когда люди чуждых взглядов пересекают священный круг личного пространства.

Последний безумный танец

Арто чувствовал, что пришел в этот мир для чего-то значительного. Интересовался различными восточными духовными практиками, и, по его собственным свидетельствам, будучи в Мексике, заставил душу вылететь из тела – принимая галлюциногенное вещество пейотль. Вернувшись из этой необычной поездки, Арто больше не скрывал, что его тянет занять место на Олимпе: он сравнивал себя с Ницше, видел в своей личности воплощение ницшеанского сверхчеловека, продолжение Иисуса Христа, объединял культовые фигуры цивилизации с собственными поисками Священного Грааля. Во время публичных выступлений Арто открыто демонстрировал свое презрение буржуазной публике, его монолог напоминал танец безумца. Таким же страстным и всепоглощающим был его идеал театра: «Все, что есть в любви, в преступлении, в войне и в безумии, театр должен нам вернуть, если он желает снова стать необходимым... Я предлагаю театр, где зритель находился бы под гипнозом сильных физических образов, поражающих его восприятие, где он чувствовал бы себя так, будто его закружил вихрь высших сил... театр, вызывающий транс, как вызывают транс танцы дервишей...»

Фото: payload.cargocollective.com

Неудивительно, что экзальтированные проявления агрессия и эксцентричные выходки воспринимались окружающими как вызов повседневной морали. Арто настоятельно советовали проконсультироваться с психиатром, и тот поставил своему пациенту диагноз парафрения – тяжелое расстройство, при котором больные имеют манию величия и считают себя способными оказать неоценимое воздействие на окружающий мир. Чем являлась эта разновидность шизофрении – гениальностью, которую не поняли современники режиссера, или психической болезнью, знать не дано. Однако Арто удалось создать театральную стилистику, ворвавшуюся в мир искусства ярким, незабываемым пламенем.

Заглавное фото:meduza.io

Вам это будет интересно:
Восточная музыка суфиев: Кавали
«Любовь возникает, когда ты смотришь в глаза другого человека и видишь в них Бога», - так переводятся строки одного из арабских песнопений, называемого Кавали. Их авторство приписывают восточным странникам суфиям, которые, стремясь найти смысл существования, босыми ногами исходили полземли. В путешествиях они слагали песни...
Холст из риса. Искусство Тамбо
Японцы очень творческий народ, особенно если это касается риса. А если у них есть ещё немного свободного времени и большие просторные поля, тогда довольно обыденный процесс выращивания агрокультуры превращается в искусство...
Слепи себе хобби. История гончарства
В краеведческий музей какой страны не зайди, непременно заметишь схожие археологические находки – осколки глиняных изделий. Гончарное ремесло, рожденное тысячелетия назад, но «здравствующее» и сегодня, по праву может считаться одним из самых живучих. Уникальность глины была подмечена нашими далекими предками, которые жили в пещерах...
Кабуки: тернистый путь цветка
Традиционный японский театр кабуки всегда оставался загадкой для европейского менталитета: понять спектакль без подсказок гида может разве что только специалист по культуре Страны восходящего солнца. Слово «кабуки» в переводе значит «мастерство песни и танца». Почему не оперетта? Суть постановки не сводится к музыкальному представлению...
Фламенко: Когда плачет гитара и стучат каблуки
То, что большинство людей знают о фламенко – это вовсе не любовь и не ласки, это далеко не развлечение и не разгул веселья. Огненно-экспрессивное фламенко – отображение страданий и боли человека внутри целого народа, вечно гонимого и лишенного крова. А сам танец, ставший мировым символом Испании – не только ее национальное достояние...
Мехенди – вместо тысячи татуировок
О том, чтобы сделать татуировку, пусть и не настоящую, а всего лишь временную, задумывался каждый второй. Абсолютно безболезненное нанесение рисунков, которые можно поменять через пару недель, предлагает искусство мехенди – роспись хной.Скрываясь от знойного солнца в темной прохладе дворцов и спасаясь от скуки...
Кинцуги. Японское искусство реставрации
Японцы – один из тех народов, которые ревностно чтут древние традиции. Они уважают старость, интересуются предками и нередко знают семейную родословную наизусть. С таким мировоззрением не удивительно, что уникальная техника реставрации кинцуги появилась именно там. Далее о ней расскажет OUTLOOK.
Азулежу – история из кафеля
Нередко убеждаешься, что в руках мастера, вкладывающего душу в свои творения, обычный обрубок дерева превращается в волшебную скрипку, кусок гипса – в античную скульптуру, и даже глиняная плитка выглядит, как произведение искусства!
Грязное творчество
Грязные автомобили – как холст для художника. К такому искусству можно относиться по-разному. Кто-то будет морщить нос и брезгливо одёргивать одежду. Другие обязательно захотят ткнуть в такую картину пальцем, чтобы проверить всю хрупкость «полотна» и размазать её очертания. Третьи обязательно сделают селфи. Однако равнодушным не сможет остаться никто.
Ручная работа: персидские ковры
В те времена, когда персидским воинам не было равных, а их силе покорились Римская империя и Аравийский полуостров, из-под пальцев мастериц народа-победителя вышел первый шедевр. «Весенний ковёр» стал самым дорогим в истории человечества. Он символизировал власть и мощь персов, а его красота повествовала о божественном происхождении царя Хосрова І.
Микеланджело Антониони – певец пустыни человеческих душ
Непростой духовный мир людей ХХ столетия стал благодарной темой для многих кинематографистов, но особенное место в ее разработке принадлежит Антониони. Режиссер завоевал мировую славу фильмами, изобразившими внутренний мир современника, его одиночество, некоммуникабельность (ключевое для творчества мастера).
Куда сходить? Пять самых интересных музеев современного искусства Европы
Франсуаза Барб-Галль учит, как разговаривать с детьми об искусстве. Она в своих книгах приводит примеры, учит видеть то, что не видят другие, замечать детали и забывать о ярлыках. Но стоит признать, что среди взрослых есть крайне мало людей, которые могут похвастаться знаниями в этой сфере.
Мандалотерапия
Вчера я сотворила Вселенную. Взяла немного гороха, риса, гречки, пшена, зёрен чёрного, белого перца и кардамона. Прихватила по горсти кофе и аниса. Затем у всего этого появился центр. Он разрастался, успокаивая мои мысли. Когда же последнее зёрнышко легло в круг, я опять ощутила забытую гармонию, услышала птиц сквозь шум машин на проспекте, повеяло ароматом фиалок...
МногоМЕТРОвые красоты
Жители больших городов ежедневно используют метрополитен в качестве транспорта. К сожалению, в стремительном ритме современной жизни мало кто может позволить себе наслаждаться дизайном подземок. OUTLOOK не научился останавливать время, однако мы смогли подобрать для вас пятнадцать наиболее удивительных станций со всего мира.
Удивительный мир Патрика Догерти
Ленд-арт – это не просто ландшафтный дизайн, а целое направление в искусстве, которое в XXI веке, когда о «зеленых технологиях» и окружающей среде не говорит только ленивый, считается одним из важнейших. Имена звезд этого вида деятельности уже прочно входят в обиход кураторов, критиков и ценителей, и особенно среди них выделяется Патрик Догерти.
Дом, который построил… Необычное жилье
«Халабуды» на деревьях, землянки, тайники – что мы только не строили в детстве. К сожалению, когда взрослеешь, фантазия уходит, и большинство из нас теперь живет в неудобных серых «коробках». Однако есть люди, которые самостоятельно создали жилье своей мечты.
Посол Елена Летисия Тереса Микусински провела дипломатический прием, почетным гостем стал всемирно известный аргентинский певец Джеронимо Рауч
Колонный зал КГГА 11 июня принимал гостей Посольства Аргентинской Республики в Украине по случаю национального праздника. Чрезвычайные и Полномочные Послы, представители правительства и государственных органов, партнеры посольства, бизнес сообщество и СМИ выстроились в длинную очередь, чтобы поздравить руководителя иностранного дипломатического учреждения и выразить свои поздравления дружественное Аргентине.
Присядем?
Гуляя по киевской Пейзажной аллее, всегда замечаешь удивительные скамейки, созданные украинскими мастерами. Моя любимая – с пледом и подушкой, ведь она кажется уютной даже в ненастную погоду. Сидя на ней, я вспомнил картину из детства: бабушки выносят из дома длинную доску, кладут ее одним концом на пенек, другим – на перила подъезда, и получается лавочка. Чем не дизайнерское чудо?
Искусство топиария
Когда я, ещё маленькая девочка, первый раз провела рукой по стриженому кустарнику, мою ладонь царапнули острые края веток, а в нос ударил стойкий аромат туи. Завороженная, я долго не могла оторвать взгляд от конусов, шаров и квадратов, что окружили меня в парке небольшого курортного городка. Мне казалось, я попала в cказку и среди листьев обязательно рассмотрю улыбку Чеширского Кота.
Шаг за грань: магическое искусство уичоли
Ослепительные сполохи древнего знания в разноцветных переливах бисера и пряжи на мозаиках индейцев уичоли увлекают фантазию в бесконечное путешествие по ветвям мирового древа. Духовные образы обретают плоть в затейливых орнаментах, сопровождающих крестьянина-мексиканца на всех этапах жизненного пути.
Закрыть
Outlook facebook page