RU  UK  EN
Статьи  >  Насладись  >  Театр Арто: жизнь в подражание искусству

Театр Арто: жизнь в подражание искусству

Приходя в Театр жестокости, человек попадает в самый центр представления: здесь все, от чего мы прячемся в повседневных заботах, – свобода и изолированность, жизнь на грани, слияние с толпой до потери себя и одинокое пребывание на вершине. Драма бытия завлекает в свои недра, отголосок трагизма захлестывает публику – и зритель, сам того не замечая, оказывается в ловушке собственного восприятия. Все это – о так называемом «крюотическом театре» (the atredecruaute), детище французского драматурга и режиссера, эксцентричного и шокирующего Антонена Арто.

Антонен Арто считал, что жестокость лежит в основе любого творчества, подразумевая под этим не кровавые спецэффекты, призванные отключить мозг аудитории, а скорее обнажение души. Арто утверждал, что акт творения возможен лишь на пересечении привычной жизни и тьмы сверхъестественного, фантазии, из лап которой непросто выбраться. По мнению драматурга, люди, захлопнувшие двери своей души и пренебрегающие тем, что близко их сердцу, могут достичь мирских вершин, но им неподвластна величина искусства. Не скрывая собственной внутренний боли и ранящих падений, Арто смог создать мощный театр, построенный на идее катарсиса – очищения через страдания. Сам Антонен Арто работал, борясь с нервными заболеваниями, галлюцинации вторгались в его сознание, но их обжигающее пламя не затронуло интеллект режиссера.

Антонен Арто: «В Европе больше никто не знает, что такое пронзительный крик»

С детства Арто воспитывали в религиозной семье, но догмы строгости душили его, вызывая депрессию. Арто пытался писать стихи, но рифмы не подчинялись ему, а слова не складывались в стройные линии. Первая детская неудача подтолкнула Антонена к мысли о том, что лишь невербальная сторона вещей достойна внимание, а слова – не более, чем тлен. Возможно, именно этот эпизод повлиял на то, что впоследствии Арто посвятил свою жизнь постановкам в стиле невысказанного мистицизма.

Фото: www.art-gamma.com

Прячась от действительности, что шла вразрез с мировосприятием Арто, юноша прибегнул к опиуму, и это переросло в длительную зависимость. В 1924 году он присоединился к кружку сюрреалистов, и здесь, в пламени горячих сердец, проявилось его нежелание смотреть на театр как на буржуазное развлечение для богатых. Арто видел в театре средство для высвобождения эмоций.

В дальнейшем на философию Арто повлияли несколько произведений искусства. Так, он остро отреагировал на картину Лукаса ван Лейдена «Лот и его дочери», приводя ее как пример насильственных изображений, которые производят неизгладимое впечатление на публику: «Кажется, там назревает драма высокого интеллектуального смысла, – как, бывает, быстро сбиваются в кучу тучи, гонимые ветром или роком, более прямолинейным, – чтобы узнать силу их скрытых молний». Второй шедевр, способствовавший определению театра жестокости, – цикл фильмов, снятых братьями Маркс в жанре «комедии абсурда»: Арто восхищался изощренным чувством юмора, утверждая: «Чтобы понять могучую, тотальную, безусловную, абсолютную оригинальность такого фильма, как «Animal Crackers», надо добавить сюда осознание чего-то тревожного и трагического, той предопределенности, которая сквозит в нем, как тень страшной болезни на абсолютно прекрасном лице». Впоследствии Арто в том же духе выскажется о театре, сравнив подлинное актерское мастерство с чумой, которая срывает маски и отражает истинную сущность души человеческой.

Крюотический театр: жестокость как акт творения

Люди, наблюдавшие за актерской игрой Арто, рассказывали о том, что каждую роль он проживал до конца, рождаясь с первыми секундами появления на сцене и умирая с последней репликой персонажа. Постановки в крюотическом театре следовали постулату, гласящему, что мир вокруг нас (и театральное отражение действительности) нуждается в изменениях. Арто видел в театре силу, способную пробудить воображение публики. А саму идею использовать жестокие образы на сцене объяснял тем, что теневая часть личность в каждом из нас жаждет освобождения. Обращение к иррациональности, которой был так увлечен Арто, тяготело к древнему мифическому перформансу, где действо напоминало ритуалы. Ставя знак равенства между тем, что происходило на сцене и в мире, Арто заявлял: «Если театр – двойник жизни, то и жизнь – двойник театра». Впрочем, Арто не тянулся к реализму: его театр отражал события, которые могли произойти лишь в бессознательном. Те личные «демоны», которые толкают добрых людей на злые поступки, выползали на сцену с ужасающей откровенностью. Противники этого метода обвиняли Арто в оккультизме и в том, что он не нес ответственности перед публикой. Воплощая архетипы подсознания, он рисковал вызволить из человеческой души старую боль или обнажить плохо зажившие раны, с которыми зритель мог не справиться.

Фото: www.art-gamma.com

Главная роль в театре Арто отдается жестикуляции и мимике. Произносимые слова не так уж важны – ведь мы часто лжем, сознательно или неосознанно, другим и самим себе, и лишь физические реакции выдают реальное положение дел. Отношение к жестам как к иероглифам, которые предстоит разгадать, Арто позаимствовал в Балинезийском театре: «Все настоящие чувства в реальности непереводимы. Выразить их означает предать смысл, а перевести – утаить чувства». Актерские техники, предлагаемые Арто, называют мощными, волнующими – и не вполне безопасными, ведь они раскрывают не самые красивые уголки души.

Вот так выглядит одно из упражнений: артистам следовало выбрать одно из понятий (жажда, желание, вожделение, страх, ненависть, гнев) – и продемонстрировать интуитивную реакцию на конкретную эмоцию. Воспроизведя эмоции вербально, Арто предлагал заглянуть вглубь актерской методики – изобразить те же состояния, но без использования слов. Допускалось создавать новые звуки, которые переводят человеческие эмоции в неодушевленные предметы, как если бы стул мог издавать скрежет от боли, а стены едва сдерживали тайны, стремящиеся наружу из тюрьмы физической оболочки.

Еще одно упражнение носило название «Два племени»: половина группы начинала ритуальное движение по кругу, воссоздавая образ проруби или колодца, исполненного живительной воды. Другие актеры входили на сцену, делая все возможное, чтобы прервать размеренный ритм. Они использовали силу голоса, воздействовали на болевые точки, чувство страха и уязвимости, которое появляется, когда люди чуждых взглядов пересекают священный круг личного пространства.

Последний безумный танец

Арто чувствовал, что пришел в этот мир для чего-то значительного. Интересовался различными восточными духовными практиками, и, по его собственным свидетельствам, будучи в Мексике, заставил душу вылететь из тела – принимая галлюциногенное вещество пейотль. Вернувшись из этой необычной поездки, Арто больше не скрывал, что его тянет занять место на Олимпе: он сравнивал себя с Ницше, видел в своей личности воплощение ницшеанского сверхчеловека, продолжение Иисуса Христа, объединял культовые фигуры цивилизации с собственными поисками Священного Грааля. Во время публичных выступлений Арто открыто демонстрировал свое презрение буржуазной публике, его монолог напоминал танец безумца. Таким же страстным и всепоглощающим был его идеал театра: «Все, что есть в любви, в преступлении, в войне и в безумии, театр должен нам вернуть, если он желает снова стать необходимым... Я предлагаю театр, где зритель находился бы под гипнозом сильных физических образов, поражающих его восприятие, где он чувствовал бы себя так, будто его закружил вихрь высших сил... театр, вызывающий транс, как вызывают транс танцы дервишей...»

Фото: payload.cargocollective.com

Неудивительно, что экзальтированные проявления агрессия и эксцентричные выходки воспринимались окружающими как вызов повседневной морали. Арто настоятельно советовали проконсультироваться с психиатром, и тот поставил своему пациенту диагноз парафрения – тяжелое расстройство, при котором больные имеют манию величия и считают себя способными оказать неоценимое воздействие на окружающий мир. Чем являлась эта разновидность шизофрении – гениальностью, которую не поняли современники режиссера, или психической болезнью, знать не дано. Однако Арто удалось создать театральную стилистику, ворвавшуюся в мир искусства ярким, незабываемым пламенем.

Заглавное фото:meduza.io

Вам это будет интересно:
Мандалотерапия
Вчера я сотворила Вселенную. Взяла немного гороха, риса, гречки, пшена, зёрен чёрного, белого перца и кардамона. Прихватила по горсти кофе и аниса. Затем у всего этого появился центр. Он разрастался, успокаивая мои мысли. Когда же последнее зёрнышко легло в круг, я опять ощутила забытую гармонию, услышала птиц сквозь шум машин на проспекте, повеяло ароматом фиалок...
Рисовые поля: Злаки неземной красоты
– Не хотите отведать риса? – таким вопросом встречают гостей в Китае. А если хозяева окажутся еще и фермерами, они могут пригласить вас на необычную экскурсию и покажут шедевр природного искусства. Злак, который мы часто употребляем в пищу, не задумываясь о его эстетике, в момент выращивания напоминает одеяло, сотканное из разноцветных лоскутов…
Брегенц. В театр в смокинге и на катамаране
Именно сейчас в австрийском городке Брегенц проходит невероятный ежегодный фестиваль Bregenzer Festspiele 2017. И специально для тех, кто считает театр и оперную музыку пережитками прошлого, мы расскажем об удивительном театре, где традиционное искусство сочетается с техническими и инженерными новинками, а еще с прекрасным видом на Альпы.
Шаг за грань: магическое искусство уичоли
Ослепительные сполохи древнего знания в разноцветных переливах бисера и пряжи на мозаиках индейцев уичоли увлекают фантазию в бесконечное путешествие по ветвям мирового древа. Духовные образы обретают плоть в затейливых орнаментах, сопровождающих крестьянина-мексиканца на всех этапах жизненного пути.
Иллюзии Сикстинской капеллы
Более чем полтысячи лет назад, взорам восхищенных римлян впервые открылась Сикстинская капелла. За это время рождались и умирали как сами мастера росписи, так и целые направления в изобразительном искусстве, а на капеллу, все так же разинув рты от восторга, глядят уже наши с вами современники.
«Танцующие краски» или турецкое рисование на воде – эбру
Вода – стихия своенравная и непостоянная. Любое нарушение ее покоя заставляет водный глянец меняться. Сложно вообразить себе, что воду можно использовать в качестве холста, создавая неповторимые рисунки разноцветными красками: одна жидкость ложится на поверхность другой, рождая смысловые сюжеты…
Все большое начинается с малого: Арт-проекты энтузиастов
Многие места, известные сегодня на весь мир, были созданы горсткой энтузиастов без денег и посторонней помощи. Эти люди жили идеями и делали все, чтобы воплотить их в реальность. Датой появления стрит-арта считается 1942 год, тогда некий работник детройтской фабрики по фамилии Килрой начал писать фразу «Kilroy was here»...
Искусство Патрика Кабрала: бумага как символ хрупкости мира
Независимый художник родом из Филиппин Патрик Кабрал завоёвывает мир своими необычными арт-работами. Его творения – это новаторство, сочетающее в себе вековые традиции каллиграфии и суперсовременные 3D-технологии. Его искусство - способ изменить мир к лучшему как посредством эстетики...
Тени в раю: Как современное искусство удивляет любителей оригинального
Грань между тенью и светом так же контрастна, как между сном и явью. Поэтому художники используют обе вещи, чтоб достигнуть баланса в картине. Пейзажи, портреты, натюрморты… ничто не обходится без борьбы противоположностей. Однако есть особо хитрые мастера своего дела, которым свет не нужен. Достаточно одной тени.
Муралы: новый подход к старому искусству
Современные города уже нельзя представить без муралов – масштабной по своему размеру живописи, украшающей здания. Мы не только собрали в своей коллекции наиболее яркие работы изо всех уголков планеты, но и постарались узнать как можно больше интересного о самом этом направлении искусства.
Перфекционизм – дело ювелирное...
Грустные глаза старика за окном внимательно следили за революционным пожаром, охватившим Петроград. Огонь распространился на дело всей его жизни – горделивое четырехэтажное здание задыхалось от крикливых комиссаров и матросов, присутствие которых казалось грубой шуткой после прежних посетителей.
Сделано в Швеции: далекарлийская лошадка
С тех пор, как крылатые кони валькирий навеки унеслись в Вальхаллу, на страже традиций викингов стоит далекарлийская лошадка – расписная народная игрушка, впервые упомянутая в хрониках XVII века.Она служит настоящим талисманом Швеции, спасая от забвения старинные предания и верования!
Фаду: нежность и глубина португальских романсов
Двенадцатиструнная гитара, полумрак португальских ночей, свечи и пронзительный голос... Драматические мотивы романса фаду рассказывают о неразделенной любви. Ей не суждено сбыться в переплетениях судеб, но это не мешает чувствам воплощаться в трогательные звуки португальских романсов.
Великие кривые Фриденсрайха Хундертвассера
Он выдумал свое имя, чтобы не походить ни на кого другого. Бунт его индивидуальности стал основой для огромного творческого наследия, а архитектура – продемонстрировала возможность совмещать экологичность и современные технологии. Сегодня говорим о величайшем Фриденсрайхе Хундертвассере.
Золото Балтики. У них в жилах течет янтарь
«У нас в жилах течёт янтарь», – шутят балтийцы. Они верят, что этот солнечный камень – это слёзы богини Юрате. По легенде, она имела неосторожность полюбить простого рыбака Каститиса, который ежедневно приходил на берег закидывать сети в Балтийское море...
Сахарная живопись Китая: искусство из ложки
Цветы и деревья, животные и птицы, драконы и герои сказок – словом, все, что только придет в голову, может здесь превратиться в объект... съедобного искусства. Удивительной техникой рисования горячим сахаром владеют китайские мастера из провинции Сычуань. Картины, выполненные практически карамелью, не могут быть ни "отредактированы", ни перерисованы.
Божественный мугам: музыка Азербайджана
Есть музыка, от которой хочется жить. Даже если при ее звучании по щекам текут слезы. Музыкальный жанр мугам разговаривает со слушателем на понятном ему языке. Каждый из нас переживал несчастную любовь или крушение идеалов. Эти темы стали источником вдохновения для музыкантов азербайджанского направления мугам.
Заклинатели: как заставить змею танцевать
Магический танец змеи в такт мелодии флейты, часто описанный в восточных сказках и изображенный в фильмах, – не просто выдумка, а настоящий символ этих стран. В Египте, Индии, странах Африки и некоторых других государствах ползучих приручают и делают из этого зрелищную забаву...
Кто как танцует?
Что лучше всего характеризует любую нацию без лишних слов и долгих объяснений? Конечно же, танцы! Ведь именно веками отточенные движения могут поведать иностранцу о другом народе куда больше, чем толстые учебники по истории, а если внимательно рассмотреть и прочувствовать, как танцуют в разных странах, то менталитет народов станет намного понятнее. И это не просто слова.
12 ликов Южной Кореи
Когда-то выразить своё недовольство грубостью или жадностью хозяев, а то и обратиться к какому-либо божеству с нескромной просьбой корейские крестьяне могли лишь в танце, надев при этом маску. Сохраняя свою анонимность, люди разыгрывали сцены из жизни, плакали и смеялись. А в конце представления судьба награждала хороших героев и наказывала злодеев.
Закрыть
Outlook facebook page