RU  UK  EN
Статьи  >  Узнай  >  ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ с режиссером Дороном Пазом

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ с режиссером Дороном Пазом

Автор: 25.11.2017 | кино, личности, Израиль
OUTLOOK удалось пообщаться с израильским режиссером Дороном Пазом, который представил в Киеве свою новую работу «Иерусалим». О способе поиска вдохновения через заголовки в журнальных статьях, перспективе кинематографа в целом и о причинах весьма сдержанного отношения к критикам читайте дальше в материале!

- Насколько мне известно, вы не впервые в Украине и уже участвовали в различных проектах в нашей стране. Что это было?

- Да, я действительно участвовал в одном из проектов. Мы проводили здесь съемки фильма ужасов под названием «Голем». Локацией было местное село, расположенное в полутора часах езды от Киева. Это потрясающий опыт для нас.

- Вы представитель третьего поколения вашей семьи, которая работает в киноиндустрии. У вас была возможность реализоваться в другой сфере?

- Как я ни пытался убежать от этого… По сути, у меня не было выбора. Мой брат всегда хотел стать режиссером, я же планировал связать свою жизнь с музыкой. Но однажды, когда я начал учиться в бизнес-школе, мы с братом получили приглашение снять видеоклип для известной в Израиле группы. Затем были реклама, телевизионные шоу, а вот теперь и фильмы.

- Расскажите о своей семье, о ее корнях в киноиндустрии.

- Первопроходцем был мой дедушка Ханох Паз. Он работал театральным режиссером в кибуце Мизра около 70-80 лет назад. Это было особое место, соответственно постановки были пролетарскими и носили социалистический характер.

Мой отец всегда хотел быть режиссером… но в коммуне были свои правила. Невозможно просто решить пойти получать образование в киношколе: там все определяют за тебя. И, увы,все проголосовали против этой идеи. Но папа решил делать по-своему и ушел из кибуца,чтобы учиться. Мы же с братом с самого детства были вовлечены в его работу – локации, постановки, декорации.

- Какие у вас критерии оценки качества фильмов? Ответьте сейчас не как режиссер, а как зритель, который просто пришел посмотреть кино.

Будучи режиссером, довольно трудно отключиться от технической стороны, ракурсов, сценария, игры актеров…

И это плохо, поскольку практически невозможно просто расслабиться. Я всегда раскладываю работу на детали. Но если я забываю об этих всех вещах - это для меня главный показатель, что фильм действительно хороший. Он заставляет меня поверить в него, полностью отключиться.

- В чем заключается ваше сотрудничество с братом, когда вы вместе проводите съемки?

- Снимать фильмы сложно, это как работа художника, который сидит у холста и пишет картину. Ты работаешь с двумя-тремя сотнями людей над каждым проектом от самого начала до полного завершения. Всегда возникают проблемы то с бюджетом, то со временем. И когда мы работаем вместе с братом, то понимаем друг друга буквально с полуслова. И соответственно все возникающие рабочие моменты мы делим ровно на двоих. Мы выросли на одних фильмах, под общим влиянием, и так легче. Конечно, случаются споры и разногласия, но все же мы братья и находим компромиссы.

- Я знаю, что вы получили много мировых призов в сфере кинематографа. Они, безусловно, оставили свой отпечаток на вашей деятельности. Скажите, какое ваше самое большое разочарование в работе и самая большая победа?

- Невероятно сложный вопрос. Во-первых, я не закончил мою карьеру, поэтому… Но, к примеру, однажды мы работали с одним очень известным певцом (не буду упоминать его имя), это был музыкальный фильм, но не удалось закрыть много рабочих вопросов, технических моментов, и в итоге он не был выпущен...

Это был довольно болезненный опыт, когда пришлось просто вычеркнуть год жизни ради проекта, который просто не случился. Но это учит нас, и в следующий раз, начиная что-то новое, мы каждый раз подстраховываем себя заключением договоров и другими способами.

- А самая большая победа?

- Триумфом, думаю, стал наш первый художественный фильм «Фобидилия». У него был просто микробюджет, но мы справились. Помогли друзья. Но в итоге участвовали в фестивалях Берлинале, Торонто, Тайпей. А ведь даже самые высокобюджетные фильмы не всегда попадают туда.

- Что вас больше стимулирует в работе – разочарования или громкие аплодисменты публики?

- Обычно это делают ради признания, и это зачастую не зависит от профессии, всем это нужно. Дело в том, что я не знаю, как делать что-то другое. Для нас это естественно играть с воображением, придумывать идеи для телевизионных шоу и много работать над фильмами. Это происходит очень интуитивно. Я думаю, моя работа для меня самая лучшая, потому что она никогда не бывает скучной, каждый новый день отличается от предыдущего. В ней много взлетов и падений, она никогда не бывает стабильной: есть тяжелые и хорошие времена. И для меня это наибольшая мотивация!

- Где вы черпаете вдохновение для новых проектов? Оно приходит как вспышки в воображении, или вы долго вынашиваете в мыслях план, и это воодушевляет на последующие действия?

- Я раньше читал много книг, а теперь у меня нет достаточно времени для этого. Теперь в основном я резко останавливаю свой взгляд на статьях в газетах и журналах, вижу интересное название и говорю себе: вау, это должно быть потрясающая история! Я недавно прочитал рассказ одного японца, чей сын пристрастился к видеоиграм. Отец нанял виртуального убийцу, чтобы он уничтожил героя его сына, и он завершил игру. Так что много черпаю из заголовков в журналах, а также из фильмов, которые смотрю, разговоров, личного опыта… Мне не нравятся реалистичные сюжеты, обычные драмы, предпочитаю все будоражащее восприятие.

- Есть вопросы, которые стоит задавать только экспертам в определенных сферах, так как именно они могут дать аргументированную оценку и обозначить тенденции. Как профессионал в кинематографе дайте прогноз, какой жанр будет наиболее популярным среди зрителей в следующие пять -десять лет?

- Не знаю известно ли вам это, но в 2017 году началась золотая эра фильмов ужасов. В этом году в Голливуде все сошли с ума по этому жанру. Увы, многие люди, когда слышат о таком кино, вспоминают фильмы восьмидесятых вроде Техасской Резни Бензопилой и тому подобные, которые были ну очень кровавыми. Сейчас же ужасы стали более утонченными, сюжеты – оригинальными, и лучшие режиссеры берутся за их производство.

- Чьим опытом интересуетесь больше всего? Имею в виду признанных авторитетов мировой киноиндустрии?

Дэвид Финчер, он один из лучших, по моему мнению. Даррен Аронофски, братья Коэны, конечно, Ридли Скотт, он мне очень нравится, а ещё Дэнни Бойл.

- Какой из ваших фильмов удовлетворил все ваши требования?

- Я никогда полностью не доволен, ни одним из фильмов, правда. Очень критичен к себе. Даже сейчас смотрю ленту и говорю: «О боже мой!». Я все время думаю о своих рабочих ошибках, даже когда попадаю на лучшие фестивали. Но надо с этим бороться, быть излишне самокритичным – плохо, это убивает творчество.

- Так все же какой ваш фильм самый лучший?

- (Смеется). Это как спросить, какого ребенка я люблю больше других. Я не знаю. Я бы сказал, что первый. Потому что он был очень скромным, но мы продвинулись с ним далеко. И я также думаю, что это «Иерусалим», поскольку он впервые показывает зомби в этом городе, над этой идеей никто ранее не работал.

- Чье восхищение и чью критику вы ожидаете после выхода фильма на экраны?

Я не люблю критику, но понимаю, что без этого нельзя. Может, это из моих уст звучит неполиткорректно, но все же я вырос в доме, где все ненавидят критиков. Получается, вы ставите на кон ваши деньги, время, жертвуете очень многим для любого вида искусства (не только для фильмов), если вы занимаетесь поэзией, вы усердно работаете над рифмой, а потом… имеем мнение критика. «Этот парень» просто сидит дома и смотрит фильм, к примеру, и он зол на свою жену с утра, он был голоден, и вот он пишет рецензию (смеется). И к его мнению прислушиваются. Часто люди оценивают, опираясь на оценки других, даже не начиная знакомство с кино лично.

- А вы мониторите сферу киноиндустрии Израиля? Возможно, ищите новые имена или изучаете работу тех, кто является вашим конкурентом?

- Все время. Но смотрю на них не как на конкурентов, а как на коллег. Многие израильские фильмы – это арт-хаус, очень реалистичные драмы. Жанровое разнообразие не особо представлено. В фейсбуке создана специальная группа – небольшое общество для режиссеров, писателей, сценаристов и всех, кто работает в жанровом кино. Иногда мы встречаемся, когда общения онлайн становится недостаточно.

- Для украинских деятелей кинематографа посоветуйте, на какие кинофестивали в Израиле стоит обратить внимание. Я знаю, что один из наиболее авторитетных проходит в Хайфе...

- Прежде чем рассмотреть фестивали, советую познакомиться с израильским кино более глубоко. У нас есть новые перспективные режиссеры, которые создают интересные работы. Это знакомство нужно для того, чтобы понимать, с кем, возможно, вы будете в номинации. Два основных фестиваля проходят в Иерусалиме и Хайфе, которую вы упомянули. Каждый год организаторы стараются сделать их ещё лучше, программа действительно международная.

- В короткой перспективе – не больше пяти лет – что планируете сделать?

- Снять еще хотя бы 3-4 новых фильма, продолжать работу режиссера – это то, чего я хочу.

Сейчас у нас есть несколько проектов, некоторые их которых финансируются, другие пока нет. Приходится работать над несколькими одновременно. Сейчас с братом мы завершили работу над двумя израильскими телешоу. Я работаю над фильмами и над ТВ-проектами, которые помогают зарабатывать на жизнь. Как знаете, Девид Финчер тоже снимал рекламу в свое время, так что это способ заработка, ведь художественный фильм это долгий процесс, который иногда может быть только искусством. ТВ-шоу для меня – как занятия в спортзале. Когда ты снимаешь полнометражную ленту, а перед этим поработал на многих шоу, ты приобретаешь опыт, это как упражнение, которое помогает быть активным.

- Как вы думаете, кем вы будете в возрасте 80 лет?

- Вау! Ну и вопрос. Надеюсь, человеком с парочкой Оскаров. Или даже с тремя, если настаиваете. J Что еще? Я бы хотел работать с большими бюджетами, как в американских фильмах, с голливудскими проектами. Мы ориентированы не на Европу, а на Америку. Многие режиссеры, особенно европейские, более реалистичны, а мы любим американский стиль со всем присущим ему экшеном.

- То есть в перспективе вы хотели бы быть всемирно известной звездой?

- Скорее да. Уйти на пенсию – это точно не мое!

- Спасибо за искренность и приятное общение.

- И вам большое спасибо. Неожиданные вопросы, я бы сказал, философские. Пришлось много подумать.

Вам это будет интересно:
Пальчики оближешь: Что вас ждет за кулисами лучших кухонь мира
Давайте вспомним самое необычное блюдо, которое вам представился случай испробовать? Что это будет за еда, вам решать. Немного экзотики; те самые насекомые, которые мы слабо можем представить в качестве ингредиента; странный напиток с горьковатым привкусом; неожиданное сочетание горького и кислого…
Кино по-нигерийски
Большинству людей Нигерия известна как страна с большими запасами нефти и перманентными экономическими и политическими проблемами. При этом мало кто за пределами Африки знает о мощнейшей киноиндустрии в этом государстве, размах и обороты которой поражают. Мы с головой ушли в эту тему и попытались понять, что собой представляет «Нолливуд»?
Пабло Пикассо: Поэт для своей эпохи
О Пикассо как о самобытном художнике, графике и скульпторе нам в некоторой степени известно все или почти все. А между тем, другие его ипостаси задвинуты на второй план. Илья Эренбург однажды очень кратко описал отношения Пабло Пикассо с его эпохой: «20-й век нашел в нем своего эксперта по динамитам, своего философа, своего поэта».
На ходу. Уличная еда в разных странах мира. Часть 2
Вы случайно не проголодались? Ну и отлично, ведь мы продолжаем наш рассказ о наиболее популярной уличной еде со всех уголков мира. Налетай, пока горячее! Начнем с южно-азиатских страны Сингапура - богатые на витамины и минералы морепродукты занимают ключевое место в рационе жителей...
Израиль: остановки в Галилее
В Нижней Галилее раскинулся Назарет — место, где Дева Мария получила Благую весть и где жил Иисус Христос. И это — не единственный факт, влекущий паломников со всего мира в Галилею. Ученые-религиоведы подсчитали, что восемь из одиннадцати чудес Христос совершил именно в этих окрестностях, изобилующих архитектурными памятниками.
На экскурсию – в кинотеатр!
Путешествия по миру год от года все больше влекут нас за собой, и как обидно становится, когда на пути к их реализации возникают различные преграды. Не отчаивайтесь, если поехать не получается. Лучше вдохновитесь фильмами, где города играют не меньше, чем актеры. Мы расскажем о кинокартинах, которые, помимо художественных достоинств, просвещают не хуже заправских гидов.
Крепость Масада: последняя битва
«Моя хата с краю, первым народ от врага защищаю» — эту украинскую пословицу вполне можно вплести в историю израильского народа, только вместо «хаты» употребить «крепость». Когда римляне напали на Иерусалим, жители стояли спина к спине до тех пор, пока вражеские легионы не оттеснили их к последнему оплоту.
Роскошь и блеск. Биржа бриллиантов в Тель-Авиве
Алмазную биржу в Израиле называют «государством в государстве»: в бизнес-комплексе сосредоточились тысячи компаний, ежедневно здесь заключается множество сделок. Сюда же приходят туристы, приехавшие в Тель-Авив из разных точек мира, чтобы посетить музей алмазов имени Гарри Оппенгеймера...
Искусство Патрика Кабрала: бумага как символ хрупкости мира
Независимый художник родом из Филиппин Патрик Кабрал завоёвывает мир своими необычными арт-работами. Его творения – это новаторство, сочетающее в себе вековые традиции каллиграфии и суперсовременные 3D-технологии. Его искусство - способ изменить мир к лучшему как посредством эстетики...
История одной улицы: Дизенгоф
Прогуливаясь по улице Дизенгоф в самом центре Тель-Авива, можно поймать себя на мысли, что это не улица, а какой-то телепорт, поскольку здесь смешалось все – торговые ряды, напоминающие, типичный одесский рынок, практичная и лаконичная архитектура баухаус с немецкими нотками, модные шоурумы, не уступающие миланским. Тем не менее, все это нагромождение выглядит вовсе не наляписто, а вполне себе естественно, поэтому давайте прогуляемся.
Перфекционизм – дело ювелирное...
Грустные глаза старика за окном внимательно следили за революционным пожаром, охватившим Петроград. Огонь распространился на дело всей его жизни – горделивое четырехэтажное здание задыхалось от крикливых комиссаров и матросов, присутствие которых казалось грубой шуткой после прежних посетителей.
Великие кривые Фриденсрайха Хундертвассера
Он выдумал свое имя, чтобы не походить ни на кого другого. Бунт его индивидуальности стал основой для огромного творческого наследия, а архитектура – продемонстрировала возможность совмещать экологичность и современные технологии. Сегодня говорим о величайшем Фриденсрайхе Хундертвассере.
ФОТОПРОЕКТ: Голодным не уйдешь. Красочные базары Израиля
При поддержке Представительства Министерства туризма Израиля в Украине OUTLOOK побывал в этой удивительной стране. И сегодня мы делимся с вами яркими фото городских рынков! Местный колорит даже сквозь снимки на экране заставляют окунуться в эту аутентичную и невероятно "вкусную" атмосферу! Наслаждайтесь!
10 малоизвестных фактов об Израиле
Исколесив эту маленькую по площади, но чрезвычайно интересную страну, наша команда OUTLOOK подготовила подборку необычных фактов о ней. Вы ведь не знали, что на иврите привычную нам собачку @ называют «штрудель»? Вот-вот, читайте дальше, и мы поведаем другие интересности...
Ароматы и вкусы: от современного Сарона-маркет в Тель-Авиве, до старого рынка Шука в Иерусалиме.
Когда попадаете в новое место, совсем не обязательно покупать обзорную экскурсию по городу: сходите на рынок – и «все» поймете… Краски. Вкусы. Запахи. И люди. Шумные, колоритные и настоящие. Именно там вы поистине познаете темперамент страны.
Им хочется тепла. Где зимуют птицы
В детстве мы можем часами глядеть на небо, рассматривая вереницы птиц, улетающих на юг. Для ребенка это было настоящее волшебство. К сожалению, в большом городе не так уж комфортно стоять посреди улицы с задранной головой и рассматривать стаи пернатых. Тем более, их полет частенько загораживают высотки, провода, телевышки и прочие атрибуты мегаполисов.
Не башней единой. Лучшие работы Густава Эйфеля
Говорят, Ги де Мопассан ненавидел Эйфелеву башню. Знаменитый писатель считал, что она уродует Париж, не принося городу никакой пользы. Тем не менее его частенько можно было встретить в уютном кафе на вершине конструкции. В таких случаях автор «Милого друга» говорил, что «только здесь проклятая башня не попадается ему на глаза…»
Необычные школьные уроки различных стран мира
В честь сегодняшнего праздника - Дня знаний мы решили рассказать Вам, какие самые необычные предметы предстоит осваивать ученикам в разных странах мира! Грызть гранит науки, постигая основы алгебры и геометрии, или запоминать года правления монархов, перелистывая учебники по истории, – привычное дело для всех школьников.
Крылатые символы народов
У каждого государства есть свои официальные символы: флаг, герб и гимн. Но, помимо традиционных «опознавательных знаков», есть и народные – к примеру, любимая птица. Именно о них далее в OUTLOOK. Чтобы «задокументировать» народную любовь, в 1960 году в Токио на международной конференции по защите пернатых было принято понятие «национальная птица».
Эйлат: Оазис удовольствий
Эйлат обрушивается на гостя внезапно, как буря в пустыне. Среди песков и скал расцветает сад земных блаженств, камни, оплавленные жаром предания, обретают дар речи, а в стремительном калейдоскопе увеселений прорезаются ростки мудрости царя Соломона. Блуждая взглядом по безмятежной глади вод на берегу Эйлатского залива, каждый становится философом, а после пряного коктейля – даже поэтом!
Закрыть
Outlook facebook page